disfemizm
Палёнова. Что уж тут скажешь-то
Татьяна моя помнит все, что я не о себе самой.

Например, стихи.

- «В ванной Анька сбила люстру — тоже, что ли, пошалить».
- Щетку.
- Чо?
- «В ванной Анька сбила щетку — тоже, что ли, пошалить». Да и люстры у тебя в ванной не было. А до ремонта — и света в туалете.
- Боже, Таня. Когда тебя разберёт Альцгеймер, ты же это забудешь?
- Ты плохо понимаешь Альцгеймер, Ксюш. Я не буду помнить, кто эти люди вокруг. А вот твой унитаз — буду.

Девочк мой вырос совсем, перепрыгивает меня. Смеётся в офисе, тырит кофе у АП, смотрит снег, планирует солнце, вяжет куклы из воздуха, тексты из Ильяхова; совсем радует и греет.

Я все обещаю тебе сказочку на День рождения. Но какие сказки, если ты лучше Гофмана, Гримм, Андерсена, Перро и чудесатого Пушкина. Любуюсь, как ты дышишь, мыслишь, оглушительно чихаешь, поешь больная профундо, фотографируешь кота в шляпах, не сдаёшься и всегда знаешь, что дальше лучше.

Я тебе баю о тёплых слонах, которые будут обнимать ушами, мандаринах, в которые ты нырнёшь, как в Нарнию, скором-скором времечке, когда будет просто спокойно. Хорошо, гармонично и спокойно.

В тебе столько силищи, что ты светишься. И ее не становится меньше. Удивительно: чем больше отдаёшь, тем ярче горишь.

Ни одна моя оглушительная любовь не сравнится с той, что всегда рядом.

Спасибо, что все понимаешь. Спасибо, что самая близкая, сколько бы мы ни не виделись. Спасибо, что stay true.

Горжусь, что ты — мой лучший друг.

Абсолютная любовь (как и красота) непоколебима; аминь.

@темы: Зигмунд, звездочка